9 ноября 2013 г.

Михаил Таль у молодых физиков.


 
Кто-то не знает, но до того, как знаменитый Дом Учёных получил своё привычное название и занял своё место в ДК, он уже имел свою определённую историю. В самом начале которой ДУ именовался КМУ (Клуб Молодых Учёных), и располагался в первом коттедже по улице Академической. Именно оттуда и пошли все традиции: регулярные капустники, дежурства за барной стойкой, фирменный коктейль «Кровавая Мери» и встречи с интересными людьми, как местными, так и заезжими. Одним из первых гостей молодых физиков был Михаил Таль, чемпион мира по шахматам.
Таля, скорее всего, пригласил Исай Галяк, самый, пожалуй, сильный шахматист среди жителей посёлка и сотрудников института (а в то время шахматы были одним из самых массовых и сильных увлечений наших земляков всех возрастов).  Голяк, воспитанник шахматного кружка алма-атинского Дома пионеров, начал выступать на турнирах в конце 1940-х. Но первый успех пришёл к нему лишь в 1956 году, когда на зональных соревнованиях во Фрунзе, он занял 3-е место и получил звание кандидата в мастера спорта. Результаты невесть какие, и о них можно было бы и не вспоминать, если не одно «но». Во Фрунзе Голяк был единственным, кто поставил мат самому   Виктору Корчному (уже мастеру).
Вскоре после этого, в 1959 году, в центральном шахматном клубе, в командных состязаниях по программе Спартакиады народов СССР, в первом же туре наша сборная был в пух разбита сборной Ленинграда. И, что интересно, одна из двух почётных ничьих, которых удалось добиться сборной Казахстана, была зафиксирована в  матче всё того же Голяка (к тому времени уже ставшего чемпионом республики). И всё с тем же Корчным. Корчной четырежды становился чемпионом СССР, а в 1976 году решил не возвращаться из Швейцарии. Но чемпионом мира так и не стал.
Исай Голяк так и не стал мастером, больше занимался любимой физикой, но и он позже уехал куда-то, не то в Израиль, ни то в Штаты.
Михаил Таль и Исай Голяк
Ну, а Михаил Таль – «чемпион СССР (1957, 1958, 1967, 1972, 1974), мира (1960—61, после выигрыша матча у М. М. Ботвинника), член сборной команды СССР на 6 всемирных шахматных олимпиадах (в 1958—74) и 4 чемпионатах Европы (в 1957—73)». Эта цитата взята не откуда-нибудь, а из последнего издания Большой Советской Энциклопедии! Михаил Таль никуда не уехал, но всё равно оказался в европейской стране Латвии, где и умер в 1992 году…
…КМУ был не только клубом молодых учёных, но и клубом вообще. Здесь, помнится, располагалась музыкальная школа, в которой успели поучиться многие из нас. Обучение детей игре на фортепиано было пунктиком наших родителей, пианино было в каждом третьем доме и нас особо не спрашивали – хотим ли мы быть «Ван Клибернами» и записывали заниматься музыкой, невзирая на желания и способности.
Мне тоже довелось поучиться там музыке. Но – недолго. Помню, как я шокировал юную и утончённую выпускницу консерватории, когда являлся к ней на занятия в грязных кирзовых сапогах и ватнике и начинал топорно разыгрывать гаммы. Но, что делать, если мои гармонии были тогда далеко от музыкального класса – в окрестных полях и лёссовых обрывах славной речки Цыганки?

КМУ запомнился запахом курева, которое не выветривалось никогда (борьбой с курением в общественных местах тогда ещё не заботились – и дымили все взрослые мужчины), необыкновенной кофеварочной машиной (может быть, единственной в Алма-Ате) и стеной, на которой расписывались приглашённые знаменитости. Был там и автограф Михаила Таля. Стена эта, правда, сильно почему-то смущала партийное руководство института, и, после долгих пререканий, её всё же замазали.





Шилин, Басин, Якушев (?), Чеканов, Пантюшин, Руськин (?)